«Мало рассказывать, как космонавты из тюбиков едят борщ»

Астроном Владимир Сурдин — о том, что нужно знать о Вселенной

«Мало рассказывать, как космонавты из тюбиков едят борщ»
Иллюстрация Ольги Скворцовой

Тема «Вселенная» вошла в мини-набор макси-знаний по итогам опроса экспертов и широкой аудитории. О популяризации самых простых и одновременно самых сложных вопросов современной науки рассказывает астроном и старший научный сотрудник ГАИШ МГУ Владимир Сурдин.

Всех волнует космос

Физика элементарных частиц или генетика настолько далеки от повседневности, что их трудно объяснять. Тема звезд и планет как-то ближе. Астрономы-ученые вообще часто происходят из астрономов-любителей. Любитель отличается от профессионала тем, что он неглубоко, но широко интересуется своей областью и в состоянии найти общий язык с разной публикой. Возможно, поэтому астрономия пользуется такой популярностью. Мы стараемся рассказывать широко и просто о разном, не углубляясь в отдельные направления.

К тому же далекие от реальной жизни космические объекты отвлекают от повседневных проблем. С этой же целью люди, например, читают детективы и любовные романы. Но астрономия позволяет взглянуть на всю жизнь сверху, издалека, окинуть взглядом большие масштабы. А тяга человека к тому, чтобы узнать, как устроен мир, начинает проявляться еще в детстве и у многих остается на всю жизнь.

В любой научно-популярной деятельности есть два слоя. Есть общие представления о науке и ее последних достижениях, за новости о которых хватаются журналисты: новая планета, звезда, черная дыра. А есть более глубокий уровень. Грубо говоря, когда мы говорим, например, о космонавтике, мало рассказывать о том, как космонавты летают в невесомости и едят из тюбика борщ.

В том числе надо рассказать, сколько денег на это тратится, из чьего кармана, к каким результатам приводит эта довольно дорогая деятельность, черпающая финансы из госбюджета. Об этом сложнее рассказывать, сложнее привлечь внимание публики. Но только так читатель или слушатель сможет критически оценивать работу ученых и правительства своей страны. Это сложная, иногда и опасная, но важная работа популяризатора — возможно, даже важнее, чем сиюминутные новости. Рассказать не только о науке, но и о том, что нужно развивать и куда нужно вкладываться. На таком уровне популяризация становится вполне себе важным социальным инструментом.

Школьной астрономии не хватает занавесок

В целом популяризация астрономии — дело благодарное, но свои сложности есть. Когда приходишь в школы читать лекции, часто сталкиваешься с техническими трудностями, например с отсутствием подходящего класса, который бы затемнялся и давал возможность показать яркую картинку школьникам. Казалось бы, мелочь, но на экране своего гаджета дети видят шикарные иллюстрации, а во время моей лекции — белые пятна. А ведь популяризация астрономии — это прежде всего зрительные образы.

Что касается мифов, с которыми сталкивается популяризатор этой темы, самый распространенный из них — о том, что американцы на самом деле не высаживались на Луне. Он распространенный и устойчивый именно в нашей стране, и каждый раз приходится с ним бороться. В плоскую Землю как минимум школьники, конечно же, не верят. А миф о летающих тарелках уже не актуален — кажется, мы с ним справились.

Есть еще такая иллюзия, будто наша космонавтика и наши исследования Вселенной — впереди планеты всей. Если мы будем так думать, то есть заблуждаться, то мы свою науку и технику на самом деле никогда развить не сможем. Нужно четко понимать темпы развития или деградации науки в этой области. Приходится бороться с идеологией, плохая она или хорошая, чтобы ребята ориентировались в жизни на факты.

Все начинается с астрономии в школе. Как мне кажется, нужно преподавать этот предмет в два этапа. Сначала в средней школе, еще до знакомства с физикой и химией, чтобы рассказать, как в целом устроен мир, когда в детях еще не задавлено природное любопытство. Второй этап — уже в 9–10-м классах, когда школьники знают формулы, чтобы углубиться в темы о звездах и черных дырах.

Знания — сила. Но не для всех

В университетских центрах, Москве и Питере, не проблема собрать любое количество людей на хорошую лекцию. Здесь я всегда получаю удовольствие от качества и количества публики. А вот книги раскупаются не так активно из-за высокой цены. Если сравнить цены с советскими в сопоставимых единицах вроде килограммов мяса, то по сравнению с советским временем книги подорожали в пять раз! Упали тиражи. Интернет-курсы и лекции, на мой взгляд, эрзац, книгу разговором не заменишь.

С одной стороны, выступления и публикации востребованы, а с другой — образовался сильный разрыв между университетскими центрами и остальной страной. В Москве и Санкт-Петербурге много людей, чьи знания востребованы для интеллектуальных профессий. Для таких людей, для инженера, врача, знания — это сила. Как минимум они знают, как конвертировать знания в деньги. А там, где такие профессии не так востребованы, намечается очень сильный разрыв.

Живые лекторы сейчас дают выступления высокого класса. Но вот в погоне за коммерческим эффектом издатели переводят книги в основном для самой широкой публики, базового уровня. Мы потеряли научпоп для специалистов: естественные науки для инженеров, генетические исследования для врачей и так далее — все это было в Советском Союзе. Книги стоили дешево, а государство пыталось поднять уровень инженеров, средних техников, да и населения в целом. После войны мы первыми сделали ракеты, бомбы, подводные лодки и другие высокотехнологичные вещи. Все это появилось не на пустом месте. С 1930-х годов существовали библиотечки для инженеров, солдат, рабочих. А сейчас такие книги не переводятся.

А еще мы забыли такие ниши, как тюрьмы и лагеря, где десятки тысяч людей. Там находятся люди, которые были годами оторваны от жизни, но рано или поздно они возвращаются в повседневность, а жизнь уже ушла вперед. Они выходят потерянными, дезориентированными и потерявшими профессию. То же касается армии, где молодые ребята не получают полезных профессий. Естественно, возвращаясь домой, такие люди испытывают ожесточение, чувствуя, что в изменившимся мире им нет места. Вот туда бы популяризацию, но этим мало кто занимается.

Что почитать о Вселенной: рекомендации Владимира Сурдина

Книга Сергея Попова «Вселенная»
Книга Владимира Сурдина «Астрономия. Популярные лекции»
Книги Карла Сагана: «Голубая точка», «Космос», «Мир, полный демонов: наука, как свеча во тьме», «Миллиарда и миллиарды»
Книга Нила Тайсона: «На службе у войны: негласный союз астрофизики и армии»

 

P.S. Какие вопросы о Вселенной Владимир Сурдин и его коллеги Сергей Попов, Олег Угольников и Татьяна Жихарева сочли наиболее важными для каждого, смотрите в записи мастерской «Что и как рассказывать о Вселенной», состоявшейся на Всенаучном форуме.